Поиск по ключевым словам:

Чем протесты 2019 года отличаются от Болотной 2012-го

Хотя аналогии с событиями семилетней давности очевидны, изменилось многое: ситуация в стране, требования, лидеры протестов и их перспективы

После задержаний, обысков, судов и арестов, последовавших после акции 27 июля в Москве, намерения власти ясны и очевидны: новую волну протеста предполагается сбить в самом ее начале, причем самым незатейливым способом — насилием и запугиванием. Аналогии с «Болотным делом», серией судов и тюремных заключений, которые власть организовала над участниками протестной акции в мае 2012 года, очевидны. Но само протестное движение стало совсем другим, изменились причины протестов, лидеры и участники.

К истории вопроса

Сейчас, глядя с некоторой временной дистанции, следует признать: выступления 2011−2012 годов и не могли закончиться успехом.

Во-первых, у протеста тогда не было почти никакой социальной базы и экономических оснований. По сравнению с 2019 годом, 2012-й кажется золотым временем в смысле возможностей заработать и потратить деньги в России. Тогда, конечно же, так не казалось, но достаточно вспомнить, что дело было еще до Крыма и до всяких санкций и антисанкций, чтобы почувствовать разницу.

На фоне относительного благоденствия населения протестовать выходил все больше пресловутый «средний класс» и под довольно абстрактными лозунгами, что позволило властям всю весну 2012 года натравливать на ими же выдуманный «креативный класс» совсем уж фантазийных «трудяг-работяг» («Поклонную»). Важно отметить, что тогда еще у власти были активные сторонники, которых она не стеснялась массово собирать на улицах.

Во-вторых, у тогдашних протестующих были серьезные проблемы с мотивацией и требованиями. Если кто забыл, вся протестная кампания 2011−2012 года началась после того, как власть фальсифицировала выборы Государственной Думы в декабре 2011 года. Это было и оскорбительно, и неприятно, но формально главными пострадавшими от действий власти были партии думской оппозиции — КПРФ, ЛДПР и СР. Реальная оппозиция на места в парламенте всерьез не претендовала. То есть по-настоящему своих партий и депутатов у выходивших на протест не было — за исключением состоявших тогда в «Справедливой России» отца и сына Гудковых и Ильи Пономарева.

Учитывая размеры фракций системных партий и тогдашние законы, участие депутатов Государственной думы в протестах могло бы серьезно повлиять на ситуацию. Но в абсолютном своем большинстве депутаты кинулись не протестовать, а демонстрировать лояльность власти. Народные избранники, которые поступили иначе, скоро лишились мандатов и вылетели из Думы.

То есть, выходя на протесты в 2011—2012 году, их участники даже сами не до конца понимали, чего же они требуют — ну кроме общих и вполне очевидных лозунгов о свободе, демократии и честных выборах. Думские выборы к тому времени уже прошли, и борьба за права думской оппозиции, которая не собиралась ни за что бороться, очень быстро потеряла всякий смысл. А президентские выборы — слишком масштабный и зарегулированный процесс, чтоб весной 2012 года оппозиция могла принять в них какое-то участие. Собственно, это и была точка невозврата: как только власти провели президентские выборы, вся деликатность в общении с протестующими исчезла и возникло то самое «болотное дело».

В-третьих, у протестов семилетней давности были серьезные проблемы с лидерами. Список персонажей, считавшихся тогда лидерами оппозиции и выступавших с трибун московских митингов, сейчас способен вызвать недоумение, а местами и стыд. По сути, лидерами себя объявляли все желающие и имеющие хоть какую-то известность в московской политической тусовке. Никаких механизмов не давать слово Серею Удальцову или Ксении Собчак просто не было. Но факт остается фактом: люди, по призыву которых даже в лучшие времена и десять человек никуда бы не вышли, получали возможность вещать с трибун от имени всех собравшихся, как и сомнительные персонажи из мира шоу-бизнеса, которых откровенно освистывали.

Про самоназначенных переговорщиков, которые от имени оппозиции ходили во властные коридоры и, никого не спрашивая, меняли места проведения акций, даже и вспоминать не стоит. На фоне последних событий, поведения Михаила Светова, который отказался плясать под дудку мэрии и был арестован прямо после отказа принять собянинский ультиматум, все эти картинки прошлой жизни выглядят особенно постыдно. Спустя годы совершенно очевидно, кто тогда был настоящим лидером, а кто был самозванцем или откровенным провокатором, но историю уже не изменить.

В-четвертых, понимание гражданами России природы правящего режима се